На главную

Категории

О нас

Без крыла истории? Ученые говорят об ошибочности проекта сноса здания старого челябинского аэропорта

В Челябинске началась острая общественная дискуссия о сохранении старого здания аэропорта. По одному из наиболее вероятных сценариев, озвученному руководством авиапредприятия, в рамках реконструкции оно должно быть снесено. Но против такого подхода уже выступил целый ряд челябинских ученых и общественных защитников архитектурной среды.

e3801898cda0956f248f52aeda9eef00.JPGФотография старого здания аэропорта из архива редакции "Южноуральская Панорама"
Почему есть смысл биться за старое здание воздушной гавани? В чем заблуждаются те, кто выступает за снос? Действительно ли у этого помещения нет функционального будущего? На эти и другие вопросы нам ответил один из противников уничтожения старого аэропорта, известный челябинский историк Гаяз Самигулов, председатель общественного совета при Госкомитете охраны культурного наследия Челябинской области
Типовое не означает не ценное

-- Из-за чего конфликт? В руководстве аэропорта утверждают, что здание типовое и ценности не имеет?

-- С последним я бы не согласился. Старое здание челябинского аэропорта достаточно интересно, и если даже его можно было назвать типовым для своего времени, то на день сегодняшний таких сооружений в России почти не осталось. Оно обладает хорошим четким, узнаваемым абрисом. Оно исторично в том смысле, что, глядя на него, хорошо понимаешь, к какому времени это здание относится.

-- Тогда почему ученые и общественники не подняли шум ранее, когда проходил конкурс на новый архитектурный облик воздушной гавани Челябинска?

-- В том-то и парадокс. В свое время был проведен конкурс «АрхЧел», о котором много писали, на важность которого кивали официальные городские лица. И в рамках этого конкурса победил проект нового облика аэропорта, предполагавший сохранение здания исторического. Надо полагать, у профессионального и общественного жюри были основания для того, чтобы отдать предпочтение именно этому проекту. Никто не ожидал, что вдруг все изменится.

-- Сейчас защитники старого аэропорта говорят, что здание заслуживает того, чтобы стать объектом культурного наследия (ОКН)...

-- Фактически сама постановка вопроса о придании зданию аэропорта статуса объекта культурного наследия спровоцирована намерением снести его в ходе реконструкции. Если бы начали реализовывать тот проект, который победил в конкурсе, не было бы нужды в таких шагах. Более того, ранее это не инициировалось потому, что в случае включения здания в список памятников изрядно осложнилась бы возможность реализации всего проекта, поскольку со статусом ОКН связаны значительные обременения. Общественники и ученые ранее считали: зачем создавать сложности для властей при реконструкции, если по проекту старое здание будет сохранено? Но когда представители городской администрации и руководство аэропорта заявили, что сохранение старого аэропорта не предусмотрено, градозащитники решили использовать последний шанс.

Из оперы невежества

-- Я понимаю, что вы не специалист в области устройства аэропортов, но все же как вам кажется: у старого здания есть шанс в случае сохранения нести какой-то полезный функционал для аэропорта, города?

-- Помните фразу Юревича про то, что «у нас не Древний Рим»? Я считаю, что происходящее сейчас из той же самой оперы -- невежества. Да, у нас не Древний Рим, у нас Челябинск, у которого есть своя история. В чем-то уникальная, в чем-то повторяющая историю всей страны. И свидетелями, и памятниками этой истории являются здания. Здание аэропорта -- одно из них. Его историчность -- один из элементов функционала этого сооружения. Меня постоянно умиляют заклинания о развитии туризма на уровне власти... Что вы будете показывать туристам? Коробки из стекла и металла? Так у нас они далеко не лучшие. Так себе, скажу, коробочки с архитектурной точки зрения. При этом то, что сегодня реально придает городу своеобразие, уничтожается.

Говоря о другой полезной нагрузке, отмечу, что сейчас здание выполняет часть функций для авиапредприятия. Оно может выполнять их и далее. Кроме того, повторюсь, если бы не встал вопрос о его сносе, то не было бы и разговора о включении в список объектов культурного наследия. А тогда при сохранении внешнего облика здание можно было перестроить внутри, насколько это необходимо для работы аэропорта.

-- Может быть, есть причина инженерного свойства: грубо говоря, сохранить здание невозможно из-за его ветхости?

-- Говорить о том, что здание находится в ветхом состоянии, на мой взгляд, достаточно странно: его капитальный ремонт закончен в 1999 году. Если же вдруг оно действительно за эти годы столь сильно обветшало, то как тогда его сейчас эксплуатируют, подвергая опасности пассажиров и работников? И почему информация об этой «ветхости» появилась так неожиданно? Если есть результаты профессиональной экспертизы (и желательно независимой) об аварийности здания, хотелось бы их увидеть.

Есть еще один момент. Снос старого здания и постройка 3-й очереди комплекса аэропорта планируются, если не ошибаюсь, на 2035 год и позже. Если здание ветхое, то как оно достоит до этого срока? А если оно все же нормальное, то почему бы не принять сегодня решение о его сохранении? До реализации проекта в этой части осталось почти 20 лет.

-- Говорят, судьбу аэропорта на днях будут решать эксперты, входящие в научно-методический совет по культурному наследию при Госкомитете охраны культурного наследия Челябинской области. Вы принимаете участие в его работе?

-- В прошлый состав совета я входил, но сейчас целый ряд ученых и общественников несколько «отодвинули» от работы в нем. Касательно меня, для того, чтобы не включать мою фамилию в новый состав, есть причина формального характера: я председатель Общественного совета при Госкомитете охраны культурного наследия Челябинской области. Такое совмещение «должностей», видимо, сочли некорректным. Но вопрос не во мне. Там есть другая проблема: научно-методический совет при каком-либо органе обычно включает в себя специалистов со стороны. В данном случае мы видим в составе совета наряду со специалистами чиновников, что считается ненормальным. Причем в случае со зданием аэропорта это именно те чиновники, которые настаивают на его сносе. Если я не ошибаюсь, здесь получается то, что называется в юриспруденции «конфликтом интересов».

АВТОР: Федор Кручинин
Оригинал статьи: https://up74.ru/articles/obshchestvo/101256/
.

Археологи обнаружили в центре Челябинска каменную мостовую первой половины XIX века

По словам специалистов, находка помогла определить южную границу города, существовавшую до 1798 года

Археологи фонда содействия сохранению исторического и культурного наследия "Общественный фонд "Южный Урал" во время раскопок в центре Челябинска обнаружили каменную мостовую. Ученые датируют находку первой половиной XIX века, сообщила в пятницу ТАСС заведующая музеем "Народы и технологии Урала" Южно-Уральского государственного университета (ЮУрГУ) Юлия Васина.

"Уникальность в том, что это единственный фрагмент мощеной дороги в Челябинске, найденный за 20 лет раскопок. Раньше нам попадались либо грунтовые, либо деревянные мостовые, потому что Челябинск был провинциальным городом, где подобное было редкостью. Каменная мостовая датируется первой половиной XIX века", - сказала собеседница агентства.

По словам Васиной, мостовую нашли во время раскопок перед строительством торгового комплекса в центре Челябинска. "Площадь найденного участка составила около 300 кв. м, однако мы предполагаем, что общая площадь мостовой составляет более 600 кв. м. Также при проведении раскопок были найдены подковы", - уточнила она.Васина добавила, что находка помогла определить южную границу города, которая существовала до 1798 года. "Ведутся переговоры, чтобы задействовать каменную мостовую в интерьере будущего торгового комплекса", - подчеркнула собеседница агентства.Ранее сообщалось, что в сентябре 2016 года археологи при раскопках перед строительством нового здания в центре Челябинска обнаружили водочный завод первой половины XIX века. По историческим документам известно, что он был частью комплекса построек двора семьи Покровских, которая была одной из значимых для истории дореволюционного города.

Подробнее на ТАСС

На Южном Урале воссоздадут крепость 18 века

27 июля, в пресс-центре медиа-холдинга «Гранада Пресс» состоялась презентация очередного проекта парка исторической реконструкции «Гардарика». На этот раз там планируют воссоздать укрепления 18-го века по образцу Уйской крепости

качество.jpg

Именно с этим проектом парк «Гардарика» совместно с Фондом содействия сохранению культурного наследия «Общественный фонд «Южный Урал» и Челябинским отделением Российского военно-исторического общества участвовали в конкурсе грантов для реконструкторов. Южноуральцы сумели пробиться через жёсткий барьер требований и попасть в число призёров. Из 96 заявок жюри отобрало для рассмотрения всего 16, а уже из них гранты получили только 9 проектов.

Соруководитель парка Павел Белоусов рассказал, что у организаторов существуют далеко идущие планы по расширению парка. Выигранный проект - это один из шагов по этому пути. Для начала в рамках гранта будет реконструирована крепостная стена, угловая и проезжие башни. Причём процесс постройки запланирован интерактивным, то есть в нём могут принять участие все желающие соприкоснуться с кусочком нашей истории. Постройка будет вестись из материалов и с помощью инструментов, по максимуму соответствующих заданной эпохе - это одно из условий выигранного конкурса. Также соавтор проекта отметил неоценимую помощь художника Рамиса Шарапова. Он сделал для конкурса ряд эскизов укреплений, по которым и будут вестись дальнейшие работы.

Председатель правления Фонда содействия сохранению культурного наследия «Общественный фонд «Южный Урал» Гаяз Самигулов в свою очередь рассказал, почему в качестве конкурсной темы был выбран именно такой проект. Он будет способствовать раскрытию малоизвестной страницы отечественной истории - защите рубежей России на Южном Урале. Также помимо защиты подобные крепости выполняли и административные функции, напрямую способствуя укреплению государственной власти. Начало строительства планируют начать уже этим летом, и в рамках данного проекта будет продолжаться два года.

Автор: Андрей Зубанов

Текст статьи

Человек с ружьем. Будущее с пушкой?

«От героев былых времен не осталось порой имен...» Так бывает, когда от героев не остается ни памятников, ни обелисков, ни даже мемориальных плит. Заполнить пустоты, образовавшиеся в отечественной истории в силу ряда причин, сегодня пытаются по мере возможностей различные организации: поисковые отряды, патриотические объединения и так далее. Но, пожалуй, наиболее масштабно проблемой пробелов занимаются в Российском военно-историческом обществе, созданном в 2012 году указом президента. Челябинское региональное отделение РВИО функционирует с 2014 года.

Человек с ружьем. Будущее с пушкой?

В небольшом и еще не вполне обжитом офисе, расположенном за дверью в самом конце коридора, где чередуются салоны красоты, турагентства и нотариусы, на полстены раскинулась карта Челябинской области. Вернее, две карты: современная и копия датированная началом ХХ века. Здесь же и государственная атрибутика - нового времени и царской эпохи. К стене в ряд прислонены новенькие гранитные плиты. С видимым усилием, но и с нескрываемой гордостью координатор Челябинского отделения РВИО Павел Стромов отодвигает стоящий отдельно прямоугольник без опознавательных знаков и, широко улыбаясь, демонстрирует зеркальную поверхность:

- Готовим мемориальную доску, буквы еще не нанесены. Доска будет установлена на месте, где жил Дмитрий Колющенко. К сожалению, дом утрачен: снесли в 90-е. Он находился там, где сейчас трамвайная диспетчерская.

Не нужно сметать все старое

- А на что табличку вешать?

- На диспетчерскую. Вопрос согласован со всеми инстанциями, осталось пройти городскую думу. Когда в 1917 году на нашей территории установилась советская власть, Колющенко назначили в реввоенсовете ответственным за финансы, в частности за сбор контрибуций, наложенных на обеспеченных людей Челябинска. Те, естественно, к нему добрыми чувствами не воспылали, и когда произошло восстание белочехов, в результате которого власть сменилась, Колющенко, как и остальных членов реввоенсовета, арестовали. А потом, как известно, всех расстреляли на месте теперешней площади Павших Революционеров...

- Может быть, стоит как-то обозначить место захоронения Колющенко, вместо диспетчерской?

- В советское время его останки не могли обнаружить: они были спрятаны белыми. Но в прошлом году нам посчастливилось найти воспоминания одной женщины, которая указывает на то, что она эти останки видела в леднике Марьянинского кладбища. Сегодня это территория радиовышки в районе улицы Воровского. Кладбище давно закрыто, но именно там, согласно сведениям, и был похоронен Колющенко. Конечно, сейчас мы уже не в состоянии что-то идентифицировать. Но как напоминание о тех событиях, как исторический урок мемориальная доска должна появиться.

Не нужно быть большевиками в плохом смысле этого слова и, как они, сметать все старое. Мы за то, чтобы новые поколения вынесли правильные выводы из истории, мы за объективную память. Но вот случай самый вопиющий: на станции Полетаево была могила красногвардейца Алексея Дюкорева, погибшего 26 мая 1918 года от рук белочехов. В тот день, дежуря на станции, он передавал радиограмму в Златоуст, предупреждая, что начался мятеж, и в этот момент (он даже не все успел передать) его убили. 20 лет было пареньку. Отдал жизнь, честно выполнив воинский долг. Жители поселка похоронили его неподалеку, соорудили небольшой обелиск. Почему сегодня нужно попирать его могилу? Обелиск в Полетаево разрушен...

- Когда это случилось?

- Несколько лет назад. Сейчас на этом месте топчутся ногами и бросают мусор. Вот другой пример: в Юрюзани есть памятник - объект культуры регионального значения, посвященный погибшим в Гражданскую войну. Находится он на территории храма. Кого-то смущает, что по пути к храму маячит символ того государства, которое якобы угнетало церковь. Слышатся предложения снести памятник, а на его месте установить крест всем и вся. Зачем? Не надо ничего сносить. В целом складывается впечатление, что наше общество до конца еще не осмыслило то, что произошло в 1917 году. На мой взгляд, это было глубочайшее, сильнейшее предательство государства, Российской империи, которая в то время вела кровопролитную войну с внешним врагом. Представьте, если бы в 1941-м начали выяснять отношения со Сталиным. А он, мне кажется, в глубине души именно повторения истории и боялся, неслучайно первым не выступил, поручив это Молотову. Но народ все-таки интуитивно, подспудно извлек урок 17-го года.

Прежние памятники и новейшие

- Павел, вернемся к доске Колющенко. Вы сказали, что почти все инстанции одобрили ее установку. И так каждый раз получаете одобрения?

- Мы должны действовать исключительно в правовом поле. Например, воссоздавали мемориальную доску на месте гибели красного командира Михаила Мехового. Это станция Шершни. Прежняя табличка была утрачена в результате ремонта здания, в общем, куда-то исчезла. Как полагается по закону, возможность воссоздания доски нужно было согласовать с министерством культуры, с городскими властями, с руководством той же железной дороги и так далее. Все делали на собранные средства, причем собирали их разные люди - от старообрядца до коммуниста. Единственное, что мы добавили исходя из биографии Мехового, что он являлся кавалером Георгиевского креста. И это изменение тоже согласовали с минкультом. Да, стараемся действовать в правовом поле. Хотя у нас столько объектов культурного наследия сносится, уничтожается! В Челябинской области много памятников, отражающих историю Гражданской войны, которые находятся в неприглядном виде...

- Как относиться к современным памятникам, посвященным годам Гражданской войны? Не кажется ли вам, что сегодня пытаются просто по массе уравновесить те, что некогда поставлены красным, с новыми памятниками белым?

- К этому нужно подходить с величайшей осторожностью и начать с сохранения имеющихся. Давайте не забывать, что попираются могилы героев-красноармейцев. Это недопустимо, иначе мы... как гласит пословица: если выстрелить из ружья по своему прошлому, то будущее ударит из пушки. Зачем стрелять из ружья в прошлое?

Маршрут «Забытый Урал»

- Расскажите, о чем будет книга «Забытый Урал», написание которой - в планах регионального отделения на этот год.

- Книгу мы пишем в соавторстве с коллегой. В ней на примере жизненного пути главного героя, участника Гражданской войны, заложена мысль о том, как личный бунт, личное противоборство созидательного и разрушительного начал в человеке перекладывается на процессы, происходящие в обществе, и как это взаимосвязано. При этом хотелось сравнить Гражданскую и Крестьянскую войны, которые имели место на территории нашей области. Моя сверхзадача в книге - исторически и хронологически вести эту линию, а коллега наполняет ее художественным содержанием. Например, события Челябинского сражения настолько драматичны, а местные жители в большинстве своем о них не знают. Это и есть одна из целей - рассказать людям о том, что происходило на земле, на которой они живут.

- В прошлом году вы совершили реконструкцию рейда по Юрюзани 26-й стрелковой дивизии 1919-го. В этом году будет нечто подобное?

- Мы разработали исторический маршрут периода Гражданской войны, который охватывает Катав-Ивановский, Верхнеуральский и Чесменский районы. Это путь 24-й «железной» (такое название дали за особую стойкость) Симбирской стрелковой дивизии 5-й Красной армии в июне-августе 1919 года. Рейд шел в рамках Верхнеуральской операции. Дивизия сильно пострадала, особенно под Березиновкой, где в позапрошлом году найдены имена 600 погибших. Места, через которые шла дивизия, труднопроходимые. Летом пройдем маршрут полностью.

Также постараемся повторить маршрут другой дивизии, только уже с белой стороны, - 11-й Сибирской, в которой, кстати сказать, служил Виталий Бианки, будущий советский писатель. В то время напрямую поворота железной дороги на Троицк не было, и дивизия, сформированная под Омском, примерно 22 июля 1919 года прибыла на станцию Полетаево, крайне важный транспортный узел. Затем спустилась к станции Нижнеувельской, откуда ускоренным маршем двинулась к Верхнеуральску, далее - к Спасскому, и здесь была целиком разгромлена. Она наткнулась на ту самую 24-ю «железную». Причины разгрома понятны. Во-первых, 11-я дивизия состояла из молодых новобранцев. Во-вторых, ускоренный марш даже для бывалых подразделений был очень серьезен и их полностью деморализовал. К тому же дивизии красных и белых различались численностью: красные были лучше укомплектованы...

Кроме того, в этом году попытаемся по максимуму охватить районы, где, по нашей информации, есть заброшенные памятники на местах боев Гражданской войны. Нужно посмотреть, что от них осталось и осталось ли вообще, принять меры по сохранению. Это буквально вся область, за исключением Октябрьского района, где особых боев не было.

Замурованный Гашек

- А в самом Челябинске есть какие-то планы?

- Здесь трудно что-то планировать, поскольку, видите, доской Колющенко с прошлого года занимаемся: изготовление, согласование и так далее. Но проект есть. В советское время в Челябинске в основном ставили мраморные мемориальные доски, которых еще достаточно много, но отдельные утрачены, в частности на здании нынешнего Молодежного театра были две. Доски сняты - на фасаде от них только дыры остались. При этом те, что остались, под воздействием времени, пыли и грязи начали сереть. Возле городской администрации есть доска, где сказано, что на этом месте стоял дом, в котором располагался политотдел 5-й Красной армии, а также работал будущий писатель Ярослав Гашек. После ремонта доска была просто вмурована в здание, и сейчас ее с трудом можно увидеть за побелкой. Правда, как привести в порядок посеревшие мемориальные доски, мы знаем.

- Павел, не думаете, что опять придется каждую доску согласовывать?

- Есть желание что-то сделать в этом плане для города. К счастью, молодое поколение тоже не остается в стороне. Недавно в ЧелГУ мы вручили символические награды всем, кто внес вклад в дело создания памятника в Лягушино, где на небольшом клочке земли с разницей в несколько столетий разразились бои Крестьянской и Гражданской войн. Особенно важно, что одну из наград - плакетку - передали студенту второго курса Николаю Арапову. Житель деревни Ключевка-2, он оказывал содействие абсолютно бескорыстно. В ЧелГУ нам предложили сотрудничать в рамках проведения круглых столов, конференций. РВИО берет на себя роль экспертов, и хочется, чтобы в молодежной среде южноуральцев было четкое понимание событий, которые здесь некогда происходили. Быть объективными - это принцип, который стоит для нас во главе угла.

Знаете ли вы, что

Общероссийская общественно-государственная организация «Российское военно-историческое общество» создано указом президента РФ от 29 декабря 2012 года «в целях консолидации сил государства и общества в изучении военно-исторического прошлого России, содействия изучению отечественной военной истории и противодействия попыткам ее искажения, обеспечения популяризации достижений военно-исторической науки, воспитания патриотизма и поднятия престижа военной службы».

Сегодняшнее РВИО по сути своей является правопреемником Императорского Русского военно-исторического общества, основанного в 1907 году. 7 (20) апреля того же года состоялось первое общее собрание членов-учредителей. Вскоре был утвержден его устав, и Николай II принял звание почетного председателя РВИО, даровав ему право именоваться Императорским. Начало Первой мировой войны заставило общество свернуть свою деятельность до минимума (почти все его члены убыли на фронт), хотя формально оно существовало до октября 1917 года.

Газета «Вечерний Челябинск» 2017 год №26 (12036)

Автор: Александр Патритеев

Текст статьи

Родственников погибшего в ВОВ солдата нашли в Череповце

73 года неизвестности. Имя еще одного солдата Великой Отечественной войны удалось восстановить поисковикам. Представители челябинского отделения российского военно-исторического общества нашли в Череповце родственников гвардии рядового Викентия Лещинского. Двоюродные внучки о существовании дедушки не подозревали. Рассказать о его подвиге и передать личные вещи бойца челябинские поисковики приехали в Череповец специально.

Безымянный.png

Он погиб в 1943 году в Украине под Славянском. Ему было всего 22... Его имя на многие десятки лет кануло в безвестность, а он защищал Сталинград, освобождал Донбасс. Во время Курской битвы дивизии, где служил Викентий Лещинский, была поставлена задача -- оттянуть на себя часть немецких войск. Свой последний бой гвардии рядовой принял недалеко от села Голая долина на высоте 199 и 5.

Ольга Филимонова, специалист по кадрам челябинского отделения Российского военно-исторического общества: «Эта высота несколько раз переходила из рук в руки. Потом все-таки наши части ее захватили, удерживали. Немцы отошли, но при этом на том участке от траншеи до высоты он погиб. После боя, раз части идут в наступление, хоронить некогда. Они их просто сложили в траншею, присыпали землей».

Так и лежал Викентий Лещинский в земле до 90-ых годов 20 века. Его и еще двух бойцов нашли мародеры. Могилу разграбили, останки просто выкинули. Хорошо, что недалеко. И все-таки память уцелела. У одного из солдат оказалась красноармейская книжка. Также опознать солдат помогла именная ложка самого Лещинского. Вместе с личным делом ее вручили родственникам бойца, сестрам Ирине и Светлане. Женщины даже не подозревали о существовании двоюродного дедушки.

О том, что у бабушки есть брат, наверное, не знала и сама бабушка, говорят сестры. Времена были непростые, неоднозначные... Дед и прадед расстреляны. Бабушка и прабабушка -- в тюрьмах. Возможно, существование еще каких-либо родственников просто не афишировалось, но это только домыслы. Как было в реальности, уже никто и никогда не узнает. Однако в 21 веке семья все-таки воссоединилась благодаря поисковикам из Лангипаса и Славянска и их челябинским коллегам. Поверить и хочется, и трудно, но, тем не менее, все факты говорят сами за себя.

Светлана Шашкова, родственница найденного солдата: «Мы совершенно ничего не знаем про родственников. Фамилия нас спутала. Она совершенно другая. Сначала не верили, а тут все написано. Очень приятно».

Личное дело двоюродного дедушки сестры, разумеется, будут изучать. Расскажут своим детям и внукам, а значит имя Викентия Лещинского гвардии рядового Красной армии теперь не пропадет, не канет в безвестность, как имена многих и многих солдат Великой Отечественной войны.